Правовая характеристика программного обеспечения — HackZona.Ru

Правовая характеристика программного обеспечения

Правовая характеристика программного обеспечения

Тип статьи:
Со старой ХакЗоны.
В настоящее время программное обеспечение используется практически во всех сферах жизнедеятельности общества, поскольку выполняет вспомогательную функцию при оперировании информацией, выступает в качестве средства обработки и хранения информации. На таком фоне российский законодатель откровенно игнорирует вопросы правового регулирования сферы информационного обращения, в частности, к таким вопросам относится и регулирование обращения программного обеспечения.


          Важность государственного регулирования общественных отношений, возникающих в сфере использования программного обеспечения, очевидна. Недостаточное урегулирование современных отношений по поводу программного обеспечения мешает их развитию и ставит Россию в невыгодное положение в свете растущей интеграции в международную информационную систему. Концептуальная разработка правового регулирования оборота программного обеспечения в обществе имеет большое значение для развития собственно информационных и телекоммуникационных технологий. Для развития информационного общества необходимы, прежде всего, правовые условия.


          В современной литературе, посвященной объектам интеллектуальной собственности, термин «программное обеспечение» используется наряду с термином «программный продукт», а в законодательстве используется термин «программы для ЭВМ». Существуют общие требования к терминологии, согласно которым каждый термин должен отвечать нескольким требованиям. Во-первых, он должен быть кратким, не переходящим в описание, лучше односложным или двусложным. Во-вторых, он должен выражать основную направленность соответствующего понятия, во всяком случае, не содержать дезинформации. В-третьих, важно, чтобы с использованием этого термина можно было производить дифференциацию общего понятия. В-четвертых, он может при этом страдать некоторыми филологическими дефектами. Наконец, в-пятых, очень важна стабильность терминологии, ее замена без особых оснований может привести лишь к недоразумениям. Однако и стабильность имеет свои пределы, от нее следует отказываться, когда она ведет к неправильным представлениям о существе категории или даже к дезинформации, в частности, когда несоответствие термина существу проявляется в ходе развития отношений или вырастает из их развития. (1) Выяснение соответствия применяемых терминов всем этим условиям требует детального рассмотрения.


          Термин «программа» произошел от греческого «programme» и первоначально определялся как содержание или план какой-либо деятельности, работ. С появлением ЭВМ под «программой» в прикладной математике стали понимать описание алгоритма (иначе говоря, последовательности) решения определенной задачи. К ЭВМ относятся не только технические средства, охраняемые традиционно патентным правом, но и специфичный по своей природе объект, являющийся результатом творческой деятельности человека. Программа для ЭВМ является органическим элементом и направлена на обеспечение ее работы, без программы ЭВМ — мертвая груда деталей, «hardware». При применении термина «программный продукт» подчеркивается статический признак, завершение какого-либо действия. Тогда как в термине «обеспечение» больше выражается функциональный признак определения, направленность на достижение какой-либо цели. Так, например, в праве существуют понятия «обеспечение обязательств» и «обеспечение иска». Процесс составления программ, точнее, это процесс подготовки задач для решения их на ЭВМ, «программирование» представляет собой творческую деятельность человека, в результате которой возникает определенной продукт. «Продукт» — результат человеческого труда, следствие, порождение чего-либо. «Обеспечение» — снабжение чем-нибудь в нужном количестве, обеспечить — сделать вполне возможным, действительным, реально выполнимым (2). Современные программы пишутся для достижения конкретных целей, и программа не представляет ценности, пока она не адаптируется для решения определенной задачи. Программы обеспечивают не только работу компьютера, но и достижение вполне определенных результатов.


          По мере развития общественных отношений по поводу использования программ, назрела объективная необходимость в правовом урегулировании этих отношений. Изначально в законодательстве обозначилось представление охраны программного обеспечения как результата творческой деятельности человека, продукта, совершенно обособлено от охраны технических средств. В 1992 году Верховным Советом Российской Федерации был принят закон «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» и законодатель определил новый объект правовой охраны как «программа для ЭВМ». Правовая охрана распространяется на все виды программ, в том числе на операционные системы и программные комплексы, которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме. Таким образом, законодатель использует термин «программа» как в обобщающем, так и в конкретном смысле.


          Сейчас, спустя семь лет, с совершенствованием технических средств и с компьютеризацией общества термин этот редко применим, а все чаще используется понятие «программное обеспечение». Представляется, что этот термин несет в себе новую смысловую нагрузку, так как теперь программы пишутся не столько для того, чтобы обеспечить работу компьютера, а преследуют цель удовлетворения потребностей человека. Современные программы несут в себе функциональные свойства, обладают признаком динамичности и используются во всех сферах жизни человека — экономической, научной, образовательной и бытовой. Программа выступает как дополнительное средство для решения поставленных задач. Кроме того, как особый объект интеллектуальной собственности этот термин подчеркивает наличие интеллектуального фактора. В международном праве программным обеспечением называют объяснения, команды и системы, разработанные для управления компьютерами (3). В отличие от «программы» термин «программное обеспечение» обозначает не только программы для компьютера в собственном смысле, но и другие материалы, подготовленные для использования при работе на компьютере. Эти материалы включают описания и объяснения, касающиеся применения компьютерных программ, например, описание задачи и инструкции для пользователя. Здесь также следует отметить, что общепринятого понятия программы не существует, так, международными и отечественными нормами программа определяется по-разному. В Типовых положениях ВОИС по охране компьютерных программ, опубликованных в 1978 г., программа определяется как сеть команд, которые, будучи выражены в машиночитаемой форме, заставляют обладающую возможностями обрабатывать информацию машину выполнять определенные функции, решать задачи или достигать иного результата.


          Принципиального различия между терминами «программное обеспечение», «программный продукт» и «программы для ЭВМ» нет в силу того, что они, как правило, применяются для обозначения одного и того же вида объекта интеллектуальной собственности. Представляется, что термин «программное обеспечение» отражает реалии современной общественной жизни и в большей степени отвечает общим требованиям к терминологии.


          Легальное определение понятия объектов интеллектуальной собственности сводится к примерному их перечню. Стокгольмская конвенция 1967 года «Об учреждении всемирной организации интеллектуальной собственности» в ст. 2 в число возможных объектов включает литературные, художественные и научные произведения, исполнительскую деятельность артистов, звукозапись, теле- и радиопередачи, изобретения во всех областях человеческой деятельности, научные открытия, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования и коммерческие обозначения, защиту против недобросовестной конкуренции и другие результаты интеллектуальной деятельности в художественной, научной, литературной и промышленной областях. (4) Таким образом, в основополагающем акте в области интеллектуальной деятельности ставится знак равенства между понятиями объекта и интеллектуальной собственности. Сама специфика интеллектуальной деятельности заключается в том, что эту деятельность возможно регулировать лишь применительно к создаваемым объектам: «результат интеллектуальной деятельности (объект интеллектуальной собственности) — это основной критерий, с помощью которого можно отграничить правоотношения интеллектуальной собственности». (5) Издревле на природу отношений, возникающих в области создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, существовали различные взгляды, зависевшие от этапов истории общества. Все сформировавшиеся в настоящее время теории относительно объектов интеллектуальной собственности можно дифференцировать на два блока: частноправовой и публичноправовой. К частноправовым теориям относятся проприетарная теория, теория личности и теория исключительных прав.


          Происхождение самого термина «интеллектуальная собственность» в литературе исторически связывают с теорией естественного права. В соответствии с данной теорией право на результат интеллектуальной деятельности является неотъемлемым, «природным правом» его создателя, это право возникает из самой природы творческой деятельности. (6) Естественно-правовые взгляды на интеллектуальную деятельность человека получили свое развитие в проприетарном подходе, суть которого заключается в отождествлении по значимости продуктов духовного производства с материальными благами. При этом причиной подобного отождествления служит общий источник происхождения — человеческий труд. Теория личности объявляет права на результаты интеллектуальной деятельности неотъемлемой частью личности автора. На таких же позициях основывается теория исключительных прав, однако в этой теории отвергается возможность применения категории собственности к результатам интеллектуальной деятельности, поскольку понятие собственности применимо только к материальным благам.


          К публичноправовым теориям возможно отнести теорию творчества и теорию общественного обогащения. Основой теории творчества служит признание творческой работы вкладом в общественное достояние, поэтому творческий труд должен получать наиболее высокую оценку. Теория общественного обогащения (иначе — теория выявления) исходит из того, что основой для представления правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности является не труд как таковой (физические усилия), а выявление интеллектуальной мысли и достижения благодаря этому обогащения общественного достояния. Публичноправовые теории рассматривают интеллектуальную деятельность человека в свете значимости для общества.


          Проблема определения понятия объекта интеллектуальной собственности корнями уходит в проблему определения понятия объекта, как в философском, так и в правовом аспекте. Следует отметить, что в литературе не сложилось единства мнения по поводу определения самого термина «интеллектуальная собственность», многие авторы принимают его как условный, не совсем точный и ненаучный термин. (7) Такая точка зрения обосновывается на невозможности отождествления категории собственности и категории интеллектуальной собственности.


          Тем не менее, хотя понятие «интеллектуальная собственность» не тождественно понятию собственности, оно исторически от него производно. На категории собственности покоится воспроизводство человеческой жизни, так как основные потребности общество удовлетворяет за счет собственности. В свою очередь, воспроизводство человеческой жизни в равной степени обеспечивается как физической, так и интеллектуальной деятельностью человека. В процессе своей деятельности человек преобразует окружающую его действительность и владеет, пользуется и распоряжается результатами своей деятельности. Собственность — это, прежде всего, отношение человека к какому-либо объекту, категория, определяющая сферу господства над объектом. Регулятором этого отношения выступают правовые нормы, трансформируя общественные отношения собственности в правоотношения. Отношения собственности получают юридическое выражение как в системе правовых норм, образующих институт права собственности, так и в субъективном праве собственности, т.е. в той мере власти, которую правовые нормы закрепляют за субъектом-собственником. (8) Объект интеллектуальной собственности следует рассматривать как объект правоотношения, так как чаще всего понятие объекта интеллектуальной собственности используется именно в субъективном смысле, относительно субъективных прав и обязанностей, в пределах правоотношения.


          Специфика объекта интеллектуальной собственности заключается в особенностях складывающихся общественных отношений. Изначально особенность объектов интеллектуальной собственности, в отличие от других объектов гражданских правоотношений, заключается в свойстве нематериальности. Нематериальная природа результата интеллектуального труда не только ограничивает правомочие владения, но вместе с тем позволяет одновременно использовать его в разных местах и разными лицами, не создавая этому помех и ограничений. В связи с этим утрачивается свойство уникальности предметов, по поводу которых возникают гражданские правоотношения, так как один и тот же результат интеллектуальной деятельности может быть воспроизведен и использован одновременно разными субъектами.


          В то же время каждый объект интеллектуальной собственности обладает свойством индивидуальности, так как при его создании были использованы достижения интеллекта человека, индивидуальные свойства мышления и восприятия. Объект интеллектуальной собственности всегда находятся в тесном взаимодействии с объектами вещного права и всегда получают свое воплощение в материальных предметах, но существуют обособленно, что позволяет использовать объект интеллектуальной собственности независимо от своего материального носителя.


          Особые общественные отношения, складывающиеся по поводу объекта интеллектуальной собственности, являются отдельным объектом правового регулирования. Ранее подобные объекты исключались из числа охраняемых правом, но затем с развитием общественных потребностей появилась необходимость признания таких отношений правом, при этом преимущественной, органичной формой опосредования потребностей общества выступают дозволения, как наиболее эффективный и цивилизованный способ правового регулирования. Именно дозволения, а не запреты, обязанности и ответственность первично выражают социальную свободу, социальную активность людей. «Право как раз такой по своим свойствам социальный регулятор, который в принципе способен четко и точно закрепить дозволения, поставить их в необходимые рамки и гарантировать их реальность, их фактическое осуществление надлежащими обеспечивающими средствами право является устойчивым государственно-властным критерием юридически дозволенного, а отсюда и недозволенного в поведении людей со всеми вытекающими отсюда правовыми институтами, правовыми средствами и механизмами». (9) Современное российское и международное законодательство признает объекты интеллектуальной собственности, наряду с объектами вещного права, разновидностью объектов гражданского правоотношения. О постепенном изменении отношения государства к результатам интеллектуальной деятельности, которые все больше приобретают черты товара, созданного для функционирования на рынке (10), свидетельствует и введение правовой охраны на программ для ЭВМ.


          Подводя определенный итог сказанному, можно определить объект интеллектуальной собственности как допускаемый правом объективированный результат интеллектуальной деятельности, имеющий конкретного автора и отражающий его индивидуальность, что не исключает, а напротив, предполагает реальную возможность воспроизведения его третьими лицами (5). Все отмеченные признаки экстраполируются на самостоятельный вид объекта интеллектуальной собственности — программное обеспечение. Отношения по поводу программного обеспечения всегда являются правовыми отношениями, так как охраняются нормами уголовного и гражданского права. Любое программное обеспечение является самостоятельным, обособленным, направленным на решение конкретных задач результатом интеллектуальной деятельности человека. Воспроизведение реализуется в свойстве тиражируемости программного обеспечения, но каким бы ни был тираж, программное обеспечение всегда будет отражать свойства сознания того человека, который его создал.


          Значение каждого из признаков программного обеспечения как объекта интеллектуальной собственности дополняется конкретным содержанием.


          Так, программное обеспечение охраняется как объект интеллектуальной собственности нормами права. В отношении этого вида объекта существует специальное правовое регулирование, введенное Законом «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», который вступил в силу с 20 октября 1992 года. В п. 4 постановления о введении Закона в действие предусматривался переходный режим, когда до 1 января 1994 года использование в учебных, научно-исследовательских и личных целях без извлечения прибыли допускалось без согласия авторов и правообладателей. С 20 октября 1992 года в Российской Федерации охраняются как программы для ЭВМ и базы данных, созданные после этой даты, так и программы для ЭВМ и базы данных, созданные ранее, но использование которых продолжается после 20 октября 1992 года (п. 3). Соответственно, правовая охрана программам для ЭВМ и базам данных, созданных российскими авторами, предоставляется в зарубежных странах на тех же условиях тоже после 20 октября 1992 года. Нормативные предписания направлены на регулирование создания организационных, имущественных и иных предпосылок создания программ, но право не регулирует сам процесс создания программного обеспечения. В этом заключается одно из отличительных качеств программного обеспечения от других видов объектов гражданских прав.


          Далее, программное обеспечение создается за счет интеллектуальных ресурсов человека, это всегда результат интеллектуальной деятельности. Создание такого результата невозможно без задействования способностей мышления и рационального познания. Этот общий признак для всех объектов интеллектуальной собственности применителен для программного обеспечения с некоторым дополнением — наличием специальных познаний.


          Правовые нормы распространяются лишь на те программные продукты, которые представлены в объективной форме, проявлены вовне. Объективированность программного обеспечения является неотъемлимым его внутренним, содержательным признаком — программное обеспечение не может мыслиться без объективированной формы, поскольку ни одна программа не сможет восприниматься компьютером, пока она не приобретет форму «понятную» для компьютера. Объективно оформленное программное обеспечение всегда имеет общественную значимость — если программное обеспечение воспринимается техническим средством, следовательно, общая форма программного обеспечения может быть воспринята человеком. Признак объективированности выражается как один из критериев охраноспособности программ (Ст. 3 Закона «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»). В отличие от других объектов авторских прав, программное обеспечение имеет специфику в форме своего объективного выражения: если такие объекты авторского права, как, например, произведение, могут быть выражены в любой форме (письменной, устной, изобразительной и т.д.), воспринимаемой только человеком, то программное обеспечение выражается в информации, записанной на языке программирования, воспринимаемой компьютером. Правовая охрана не распространяется на идеи и принципы (алгоритмы), лежащие в основе программных средств, на внутренние свойства объекта, а распространяется на объективную форму программ.


          Программное обеспечение создается конкретным индивидом или группой специалистов, любое программное обеспечение имеет конкретного автора. Автором программного обеспечения может быть любое физическое лицо, обладающее специальными познаниями, независимо от пола, возраста или правового статуса. Наличие специальных познаний при программировании продиктовано практической необходимостью, и в данном случае такое условие не может быть выдвинуто как юридический критерий охраноспособности. Поэтому содержание данного признака закрепляется в ст. 8 Закона «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» следующим образом: «Автором программы для ЭВМ или базы данных признается физическое лицо, в результате творческой деятельности которого они созданы».


          Как объект интеллектуальной собственности программное обеспечение может быть воспроизведено третьим лицом. Воспроизводимость как отдельный признак объекта авторского права закреплялась ранее в ст. 475 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 134 Основ гражданского законодательства 1991 г… Принятые специальные нормативные акты — Закон «Об авторском праве» и Закон «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» — не упоминают воспроизводимость как отдельный признак, что позволяет некоторым авторам рассматривать его в единстве с признаком объективной формы. (6) Тем не менее, этот признак выражает важнейшее свойство интеллектуальных продуктов — способность распространяться в отрыве от своего материального носителя, что закреплено в п. 6 ст. 3 Закона «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», и должно рассматриваться как характерное свойство программного обеспечения.


          Программное обеспечение отражает индивидуальность автора, его создавшего, способы, разные алгоритмы и данные, разные стили. Как правило, приоритет отдается тому программному обеспечению, которое наиболее качественно и быстро решает поставленные задачи. Свойство индивидуальности выражается в законодательном закреплении творческого характера программного обеспечения. Так, в п. 2 ст. 3 Закона «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» указывается, что авторское право распространяется только на результаты творческой деятельности автора, при этом творческий характер деятельности автора предполагается до тех пор, пока не доказано обратное. Творчество — понятие неоднозначное и формально не определенное, поэтому представляется практически невозможным доказать отсутсвие творческого характера деятельности. В литературе обосновывается нецелесообразность использования понятия творчества в юридической науке и в альтернативу предлагается понятие интеллектуальной деятельности. (5)


          Такая позиция закреплена и в международных актах: «Программа для ЭВМ подлежит охране, если она является оригинальной в том смысле, что является результатом собственной интеллектуальной деятельности ее автора. Никакие иные критерии не должны применяться для определения ее охраноспособности». (п.3 ст. 1 Директивы ЕС). Здесь следует отметить, что в ст. 15 Конституции РФ закрепляется принцип приоритета международных норм. Учитывая изложенное, представляется целесообразным исключить из правовых норм понятие творчества в виду невозможности его определения и, возможно, выделить признак индивидуальности, так как свойство индивидуальности автора можно установить, например, используя сравнительные методы.


          Программное обеспечение, являясь особым объектом интеллектуальной собственности, в свою очередь может включать в себя ряд конкретных объектов, таких, как программы, мультимедиа, интерфейсы, базы данных, операционные системы и программные комплексы. Рассмотрение правового регулирования программного обеспечения позволяет сделать вывод о том, что современное законодательство недостаточно удовлетворяет общественные потребности в урегулировании отдельных видов отношений, хотя существует достаточный потенциал для развития отношений в информационной сфере на международном уровне.



          Примечания:


   1. Тезаурус научно-технических терминов/Под ред. Ю.И.Шемакина. — М.: Воениздат, 1972.

   2. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка/ РАН; Российский фонд культуры. — М: АЗЪ, 1996.

   3. Интеллектуальная собственность: Основные материалы: В 2-х частях: Пер. с англ.: Отв. редактор перевода — д.юр.наук Л.Б.Гальперин. Новосибирск: ВО «Наука», 1993.

   4. Права на результаты интеллектуальной деятельности. Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права: Сборник нормативных актов. — М.: Де-Юре, 1994.

   5. Усольцева С.В. Результаты интеллектуальной деятельности как правовая категория: Автореф. Дисканд.юрид.наук. — Томск, 1997.

   6. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в РФ. — М., 1996.

   7. Ровный В.В. Проблемы объекта в гражданском праве: Учебное пособие. — Иркутск, 1998.

   8. Гражданское право. Часть I. Учебник/ Под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. — М.: Издательство ТЭИС, 1996.

   9. Алексеев С.С. Теория права. — М.: Издательство БЕК, 1995.

   10. Дозорцев. В.А. Вступительная статья.//Права на результаты интеллектуальной деятельности. Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права: Сб-к нормативных актов. — М.: Де-Юре, 1994.
Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!